ПРОРЫВ «CHERSONES-STELLUNG»: 63-я ТАМАНСКАЯ ТАНКОВАЯ БРИГАДА В БОЯХ ЗА СЕВАСТОПОЛЬ (23 апреля – 12 мая 1944)

 

ПРОРЫВ «CHERSONES-STELLUNG»: 63-я ТАМАНСКАЯ ТАНКОВАЯ БРИГАДА В БОЯХ ЗА СЕВАСТОПОЛЬ (23 апреля – 12 мая 1944)




 

                                                    Вус О. В.

 

  Высоко над железнодорожным вокзалом Севастополя и берегом Южной бухты, на крутом склоне Зеленой горки возвышается танк-памятник Т-34. Целясь стволом орудия в лазурную даль Черного моря, он напоминает потомкам о героических и трагических событиях, произошедших в ходе Обороны и Освобождения города [1]. Одним из малоисследованных вопросов истории боев за Севастополь является участие советских танковых частей в прорыве укрепленных рубежей Сапун-горы и Херсонесской оборонительной позиции, где 12 мая 1944 г. произошел единственный в ходе Крымской операции встречный танковый бой.


Необходимо отметить, что в боях за главную базу Черноморского флота танкистам отводилась особая роль. В ходе Крымской стратегической наступательной операции (8 апреля – 12 мая 1944) командование 4-го Украинского фронта (генерал армии Ф. Толбухин) и Отдельной Приморской армии (генерал армии А. Еременко) оперировало следующими танковыми соединениями – 19-м Краснознаменным Перекопским танковым корпусом (генерал-лейтенант И. Васильев), 6-й и 32-й гв. отдельными танковыми бригадами, 63-й Таманской танковой бригадой, 22-м отдельным гв. Мелитопольским, 85-м, 244-м и 257-м отдельными танковыми полками, 512-м огнеметным танковым батальоном, 1449-м и 1452-м самоходно-артиллерийскими полками. На их вооружении находилось до 560 танков и САУ [2, с.296].
 

 

Советские танковые части были неплохо укомплектованы техникой, но при этом боевой состав некоторых из них напоминал «сборную солянку». Так, на вооружении 63-й Таманской бригады числились отечественные танки КВ-1С, Т-34/76, «ленд-лизовские» М4«Sherman», Мk.III«Valentine», М3«Lee». Всего к 1 апреля 1944 г. на Керченском плацдарме было сконцентрировано 204 боевые машины. В 63-й Таманской танковой бригаде – 56 танков; в 85-м отп – 49; в 244-м отп – 48; в 257-м отп – 51 танк; в 1449-м сап – девять самоходок СУ-122 [3]. В условиях стратегического превосходства, которым обладала Советская Армия весной 1944-го в Крыму, этого было вполне достаточно.

 

 Вермахт к началу Крымской наступательной операции располагал на полуострове 17-й армией генерал-полковника Э. Енеке [4, с.833-834]. В ее со-став входили: V армейский и XXXXIX горнострелковый немецкие корпуса; 1-й румынский горно-стрелковый корпус (50, 73, 98, 111, 336-я пехотные дивизии немцев; 10-я, 19-я пехотные, 1-я, 2-я, 3-я горнострелковые, 6-я и 9-я кавалерийские дивизии румын); горно-егерский румынский полк «Крым», полк «Bergmann», и т. д. Кроме того, имелась мощная артиллерийская группировка: 9-я зенитно-артиллерийская дивизия (134 88-мм орудия, 334 37-мм пушки и 20-мм зенитных автоматов), зенитный бронепоезд «Michel», 60-й арт. полк, 704-й, 766-й, 938-й полки береговой обороны, и 10 арт. дивизионов большой мощности резерва OKH. 

 

 

Бронетанковый кулак Вермахта в Крыму состоял из двух частей армейского подчинения: «Sturmgeschütz-Brigade 191» капитана А. Мюллера и «Sturmgeschütz-Brigade 279» майора Г. Хоппе [5, с.133-135, 276-278]. На вооружении бригад находилось до 90 штурмовых орудий типа StuG.III Ausf.G. Перед началом советского наступления 191-я бригада занимала позиции на Керченском полуострове, а 279-я – в северной части Крыма, на Перекопе. В румынских кавалерийских дивизиях имелось 10 танкеток R-1, а в составе 51-й, 52-й и 53-й отдельных танковых рот – до 20 легких танков Pz.Kpfw.38(t). Не исключено, что румынская армия применяла в боях на полуострове и трофейные танки – французские «Рено», советские Т-34 (4 шт.), американские М3«Lee» (4 шт.), М3«Stuart» (5 шт.) и Mk.III«Valentine» (4 шт.). По разным оценкам, немецко-румынская группировка имела на вооружении от 120 до 215 танков и штурмовых орудий [2, с.296; 6, с.108-109].
 

 

Операция по освобождению полуострова началась в 08:00 8 апреля 1944 г. в полосе 4-го Украинского фронта с двухчасовой артиллерийской подготовки. Главный удар в 10:30 нанесли части 51-й (генерал-лейтенант Я. Крейзер) и 2-й гвардейской (генерал-лейтенант Г. Захаров) армий. К вечеру 10 апреля войска фронта прорвали оборону противника на Перекопском перешейке и южнее Сиваша, после чего в бой был введен 19-й Краснознаменный Перекопский танковый корпус. Уже 11 апреля 202-я танковая и 26-я мотострелковая бригады освободили город Джанкой. Громя немецкие тылы, советские танки вышли на оперативный простор и стали стремительно продвигаться к Симферополю.
 

 

В 22:00 10 апреля 1944 г. на Керченском полуострове в наступление перешла Отдельная Приморская армия. При поддержке кораблей Черноморского флота части армии в 06:00 11 апреля овладели городом Керчь. На острие главного удара ОПАрма продвигались – 63-я Таманская танковая бригада полковника А. Рудакова, 85-й и 244-отдельные танковые полки подполковников С. Тарасова и М. Малышева, 1449-й сап; части 3-го горнострелкового, 11-го гв. и 16-го стрелковых корпусов. В ночь на 12 апреля советские части вышли к Ак-Монайскому перешейку. В ходе успешно развивавшегося наступления наши войска 13 апреля 1944 г. освободили Феодосию, Симферополь, Евпаторию и Саки, 14 апреля – Судак и Бахчисарай, 15 апреля – Алушту, а 16 апреля – Ялту [8, с.182-190]. К исходу дня 16 апреля передовые подразделения Отдельной Приморской армии вышли на ближние подступы к Севастопольскому укрепленному району.
 

 

Насколько успешно и стремительно продвигались советские войска в Крыму, настолько же поспешно отходили части Вермахта. Командованию 279-й бригады удалось вывести с Перекопа не более 14 штурмовых орудий, в ходе отступления прикрывавших немецкую маршевую колонну. По прибытию все самоходки были поставлены на противотанковую оборону для прикрытия намечавшейся эвакуации войск. План отхода и эвакуации (план «Adler») был разработан штабом 17-й армии в начале апреля 1944 г. Замысел состоял в том, чтобы в течении недели отвести войска со всех позиций в Крыму в Севастополь, а затем эвакуировать транспортными судами.
 

 

Чтобы задержать преследующие части противника во время отхода, срочно создавались оборонительные рубежи. Главная линия обороны («Hauptkampflinie»), дугой окружавшая Севастополь от г. Псилерахи до аэродрома Бельбек, прикрывала все основные дороги, ведущие в город. Севастополь намечалось удерживать три недели [9]. Отметим, что план эвакуации был вполне осуществим: в марте 1944 г. у немцев в Крыму имелось 18 крупных транспортных судов (тоннажем до 47 тыс. брт), несколько танкеров, 100 десантных барж и множество малых судов общим водоизмещением свыше 74 тыс. брт [10].
 

 

Однако 12 апреля 1944 г. Гитлер подписал приказ для 17-ой армии, в котором говорилось: «Севастополь оборонять до конца. Боеспособные войска не эвакуировать!» Причина такого решения лежала в области большой геополитики. Сам фюрер заявлял следующее: «Для ведения войны мне, прежде всего, необходимы две вещи – румынская нефть и турецкая хромовая руда. И то, и другое будет потеряно, если я оставлю Крым» [11]. Для усиления обороны из Румынии были переброшены 516-й маршевый и 999-й штрафной батальоны (до 6000 чел.). Успевшие отойти к Севастополю танки и штурмовые орудия были окопаны и поставлены на прямую наводку. Вся бронетанковая группа Вермахта в Севастополе состояла из 23 штурмовых орудий StuGIII и 16 румынских танков.
 

 

Кроме того, на танкоопасных направлениях было сосредоточено значительное количество 47-мм, 50-мм и 75-мм противотанковых пушек типа «Böhler», «Vickers», Pak-38 и Pak-40. Также в интересах противотанковой обороны использовались 88-мм зенитные орудия Flak36, 105-мм гаубицы LeFH-18/42, и тяжелые 150-мм sFH-18.
 

 

Ключевым узлом Главной боевой линии являлась Сапун-Гора (выс. 231 м), укрепленная четырьмя линиями траншей, 27 ДЗОТами, 36 ДОТами, и многочисленными блиндажами. Подножие горы густо минировалось. С ее гребня в ясную погоду просматривалась и контролировалась огнем полоса местности шириной до 12 км. Рубеж надежно запирал вход в Инкерманскую долину и подступы к Гераклейскому полуострову. Балаклавская и Инкерманская долины, идущие в глубину обороны, были перекрыты противотанковыми рвами и минными полями, и контролировались противотанковой артиллерией. Общее количество артиллерийских позиций достигало 216 [12].

                         

Первая попытка Советской Армии прорваться к городу оказалось неудачной. В 16:00 19 апреля 1944 г. 19-й Краснознаменный Перекопский танковый корпус атаковал противника в направлении высота 172,7 – южная окраина Севастополя – мыс Херсонес, к югу от Сапун-горы. В итоге двухчасового боя был занят хутор «Безымянный», но пехота, прижатая к земле плотным огнем, в атаку так и не поднялась. Танки самостоятельно успеха добиться не смогли, и были отведены в тыл на перегруппировку. Не только прорвать, но даже вклиниться в оборону противника не удалось.
 

 

На 23 апреля 1944 г. был назначен второй штурм Севастополя. Он проводился только что подошедшими свежими силами: 63-й Таманской танковой бригадой, 85-м, 244-м и 257-м отдельными танковыми полками, пехотой 32-й гв. и 383-й стрелковых дивизий. Главной задачей танкистов было нанести удар в направлении от Балаклавы на Гераклейский полуостров, и отсечь Севастопольскую группировку от бухт Казачья, Камышовая, и аэродрома на м. Херсонес. Так как время было ограничено, разведка переднего края не проводилась, и офицерский состав танковых частей пошел в бой, не имея никаких данных о противотанковых средствах противника (!).
 

 

В 10:20 23 апреля 1944 г., после артподготовки, в атаку в единственном танкодоступном направлении устремилась 31 боевая машина 63-й Таманской бригады. Вначале экипажи успешно прорвали передний край обороны противника, но затем на подступах к Безымянному хутору в 1 км северо-восточнее колхоза «Большевик» попали в «огневой мешок», то есть, попросту в ловушку. По танкам непрерывно молотили зенитные, противотанковые и штурмовые орудия Вермахта. Узкое дефиле, ограниченное с севера Сапун-горой, а с юга – высотой Горная, превратилось в настоящую «Долину Смерти». Особенности местного рельефа и отсутствие укрытий полностью исключали возможность спасительного маневра. Все это позволяло немецким наводчикам «безнаказанно в упор расстреливать танки из ПТ-ружей, ПТО, самоходных и зенитных орудий» [13]. Бой превратился в избиение.
 

 

Бывший стрелок-радист Леонид Кац впоследствии вспоминал, что в ходе наступления машины Таманской бригады «нарвались на минное поле, скорее всего это были радиоуправляемые фугасы. Идем в атаку, и вдруг перед нами стена огня. Пять танков, двигавшиеся чуть впереди, сгорели сразу вместе с экипажами. А дальше нам с двух сторон зенитки ударили в борта. Опять от батальона почти ничего не осталось... » [14].
 

 

Неоднократные попытки комбрига полковника Рудакова спасти еще живых людей наталкивались на категорический приказ вышестоящего командования, требовавшего «любой ценой, не считаясь ни с чем, продвигаться вперед – выйти на гребень» Сапун-горы [13]. Но, расстреливаемые почти со всех сторон, танкисты топтались на месте, не имея возможности ни продолжить атаку, ни отойти назад.
 

 

Героически сражаясь, погиб командир 2-го батальона Таманской бригады капитан П.А. Пращин; погибли и пропали без вести 22 офицера, 110 солдат и сержантов [15; 16]. На поле боя сгорело 20 боевых машин и две были подбиты [13]. В ночь на 24 апреля девять оставшихся в строю танков отвели в тыл. Тяжелыми были и потери участвовавшего в наступлении 85-го отдельного танкового полка: из 14 машин, ушедших в атаку на вражеские позиции в районе совхоза №10, назад вернулось только четыре [6, с.201].
 

 

В 12:20 24 апреля 1944 г. танковые части Приморской армии предприняли еще одну отчаянную попытку прорваться на Сапун-гору через колхоз «Большевик», и опять неудачно. В двухдневных боях было потеряно 97 танков и самоходок, после чего полки и бригады были отведены в район с. Камары на пополнение и ремонт. Началась подготовка к последнему, решительному штурму Севастополя.

 

Он проводился в три этапа. 5 мая 1944 г. частями 2-й гвардейской армии был нанесен отвлекающий удар от Мекензиевых гор, 6 мая начала наступление 51-я армия, а в 10:30 7 мая 1944 г. в наступление перешла Приморская армия. В ее боевых порядках, в направлении высота Горная – бухта Омега, вместе с пехотой 318-й стрелковой дивизии действовали танки 63-й Таманской бригады. Бригада была введена в бой в 14:40, но только вечером, когда наметился успех пехоты, полковник Рудаков принял решение «любой ценой ворваться» в колхоз «Большевик» и захватить перевал между Сапун-горой и выс. Горная. Преодолевая упорное сопротивление, потеряв восемь танков подбитыми и сгоревшими, бригада прорвала оборону противника и к 22:00 все-таки вышла на юго-западные склоны Сапун-горы [13]. Затем в течение всего дня 8 мая экипажи отражали контратаки немцев на северо-западных склонах выс. Горная, и готовились к дальнейшим наступательным действиям. 

 

 Следует отметить, что противник был еще силен и опасен. К началу мая немецко-румынские войска имели в Севастополе до 50 танков и САУ, 1345 орудий, 430 минометов, 72700 солдат и офицеров [6, с.202]. В 09:20 9 мая 1944 г., маневрируя и ведя огневой бой, 18 танков Таманской бригады вышли в атаку впереди цепей 318-й стрелковой дивизии. Уже в 10:50 противник не выдержал натиска боевых машин, и, «бросая оружие на огневых позициях, … начал в беспорядке бежать в направлении (на) Севастополь». В ходе боя воины-таманцы уничтожили три самоходки, 26 орудий, 170 вражеских солдат и офицеров. После того как немцы были сбиты с рубежа, советские танки заняли поселок «6-я верста» (ныне «5-й километр»), где и заняли оборону.
 

 

Передышка получилась очень короткой. Вечером того же дня полковник Рудаков получил приказ начать преследование отступающего к Камышевой бухте противника. Уже в 19:30 экипажи Таманской бригады, обогнав пехоту, вышли на перекресток дорог у так называемого Херсонесского обвода [13].
 

 

Хотя вечером 9 мая Севастополь был освобожден от захватчиков, задача по полной очистке Крыма от немцев и румын еще не была выполнена. Уцелевшие части 73-й, 98-й, 111-й пехотных немецких и 3-й горнострелковой дивизии румын отступили за третий рубеж обороны, откуда надеялись уйти морем в Констанцу [17]. Этот рубеж («Херсонесская позиция»/«Chersones-Stellung») проходил от устья Стрелецкой бухты на юг к морю, к 35-й берего-вой батарее (форт «Maxim Gorki II»). Укрепившись на «Chersones-Stellung», немецко-румынские части встретили обескровленные батальоны 63-й Таманской бригады плотным и организованным противотанковым огнем. Прорвать оборону противника без пехоты и поддержки артиллерии бригада сама не могла, и полковник Рудаков отдал приказ перейти к обороне.

 

Уже в 04:30 10 мая 1944 г., без артподготовки, танки снова пошли вперед. Как и ожидалось, «противник оказал сильное огневое сопротивление из противотанковых, штурмовых и зенитных орудий» [13]. Потеряв сгоревшим один танк, бригада отошла назад. Вторая атака была предпринята в 16:00 после слабой артподготовки. Увы, она также не увенчалась успехом: немцы и румыны, стянувшие на танкоопасный участок многочисленную артиллерию, обрушили на атакующие машины всю мощь ее огня. В итоге три танка бригады сгорело, а четыре – были подбиты. Наступление опять захлебнулось. Двое суток советские войска перегруппировывались и приводили себя в порядок. В 63-й Таманской бригаде осталось всего 12 танков – один Т-34, два М4«Sherman», три Мk.III«Valentine», шесть М3«Lee».

 

 

                                           Встречный бой 12 мая 1944 г.
 

На рассвете, в 04:30 12 мая 1944 г., советские войска, воспользовавшись временным прекращением огня противника, пошли на прорыв «Херсонесской позиции». Экипажи Таманской бригады вместе с пехотой 128-й гв. стрелковой дивизии сбили немцев и румын с основного рубежа и стали стремительно продвигаться к Камышевой бухте. Здесь же, на мыс Манганари между бухтами Казачья и Камышовая, наносила удар 79-я Сивашская танковая бригада 19-го танкового корпуса, а правее действовал 85-й отдельный танковый полк. Немцы сражались с яростью обреченных, оказывая сильное сопротивление «огнем ПТ, зенитной артиллерией, танковыми и самоходными орудиями непосредственно из бухты Камышевая и самого побережья» [13].

 После того, как в 06:00 оторвавшиеся от пехоты танки заняли поселок у бухты, командование перенацелило их атаку в западном направлении, на мыс Херсонес. Однако вскоре экипажам пришлось срочно возвращаться, так как самая мощная из трех окруженных группировок противника, находившаяся между бухтами Камышевая и Омега, нанесла яростный контрудар. Немцы из последних сил пытались пробиться к аэродрому на мысу Херсонес. Впереди, в качестве тарана, стремительно продвигались 13 самоходок 191-й и 279-й штурмовых артбригад. Оценив обстановку, полковник Рудаков развернул оставшиеся в строю машины Таманской бригады и бросил их навстречу контратакующему противнику. Таким образом, утром 12 мая у юго-восточной оконечности Камышевой бухты произошел первый и последний в ходе Крымской наступательной операции встречный танковый бой.

Исключительную отвагу проявил в этой схватке заместитель командира 1-го танкового батальона ст. лейтенант Михаил Мясников. Во главе четырех боевых машин он пошел навстречу немецким самоходкам, и, «проявляя исключительное мужество и геройство, … самоотверженно дрался, нанося тяжелые удары втрое превосходящему противнику. Экипажи, следуя примеру своего командира, дрались до последнего вздоха. Уничтожая машину за машиной и тесня врага к морю, батальон окончательно сломил сопротивление противника» [18]. Несмотря на то, что танк Мясникова был подбит, а он сам и весь его экипаж получили ранения, офицер продолжал руководить боем на берегу, пока тысячная группировка немецкой пехоты не сдалась в плен [Прим. 1].

Экипажи Таманской бригады выиграли «последний бой». На берегу Камышевой бухты горели девять немецких самоходок (еще четыре были захвачены), лежали трупы 280 солдат и офицеров Вермахта. К 11:00 12 мая 1944 г. боевые действия в районе бухта Омега – бухта Камышевая – мыс Херсонес были закончены, а остатки войск противника взяты в плен. Войска 4-го Украинского фронта полностью освободили Крымский полуостров от немецко-румынских войск. Потеряв в ходе наступательной операции 17754 человека убитыми и 67065 – ранеными, Советская Армия уничтожила и пленила около 140000 солдат и офицеров противника [19; 20].

 Огромную роль в Освобождении Крыма и Севастополя сыграли советские бронетанковые войска, и в том числе, экипажи 63-й Таманской танковой бригады, прошедшие по дорогам полуострова тяжелый боевой путь от города Керчи до мыса Херсонес. По итогам Крымской наступательной операции многие воины-таманцы были награждены орденами и медалями СССР, Михаил Иванович Мясников стал Героем Советского Союза, а сама 63-я Таманская танковая бригада 28 августа 1944 г. была переформирована в Гвардейское Таманское танковое училище [21; Прим. 2].

 

                                                                        ИСТОЧНИКИ

 

[1] «Тридцатьчетверка» установлена над братской могилой воинов 85-го отдельного Севастопольского Краснознаменного танкового полка, павших смертью храбрых в 1944 г. Ее экипаж – ст. лейтенант В.И. Лукьяненко, старшина А.И. Лабынцев, мл. сержант И.М. Солохин, старшина В.А. Гарбылев – погиб в машине в последнем бою у Камышевой бухты 12 мая 1944 г.

[2] Великая Отечественная война Советского Союза. Краткая история. М., 1984.

[3] ЦАМО. Ф.ОПА. Оп. 9931. Д. 24.

[4] Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1939–1945 гг. М., 2002.

[5] Куровски Ф. Штурмовые орудия вперед! «Штурмгешютце» в бою. М., 2011; Die Sturmartillerie 1939–1945. – URL: http://www.die-sturmartillerie.com/html/Aufsess-alt/.

[6] Мощанский И.Б. Трудности освобождения. М., 2009.

[7] Еременко А.И. Годы возмездия 1943–1945 г. М., 1968. С. 166.

[8] Оперативные сводки за 13–17 апреля // Сообщения Советского Информбюро. М., 1944. Т. 6. Январь–Июнь 1944 года.

[9] Соцкий В.В. 17-я немецкая армия: драма на востоке Крыма. Отступление 5-го ар-мейского корпуса и наступление отдельной Приморской армии. – URL: http://www.krimoved-library.ru/books/krim-1944-vesna-osvobozhdeniya7.html#footnote3.

[10] Meister J. Der Seekrieg in den osteuropäischen Gewässern 1941–1945. München, 1958. S. 276.

[11] Карелл П. Битва за Крым // От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада / Сост. Ю.И. Логинов. М., 1988. С. 197.

[12] Германские укрепления Севастополя 1942–1944 гг. // Подземный Севастополь. – URL: http://sevdig.sevastopol.ws/stat/nemec.html.

[13] ЦАМО. Ф. 3162. Оп. 1. Д. 12. – Журнал боевых действий 63-й Таманской танковой бригады на Керченском и Крымском полуостровах ( 01.04.1944–28.06.1944) // Память народа: Подлинные документы о Второй Мировой войне. – URL: https://pamyat-naroda.ru/documents/.

[14] Танкисты. Кац Леонид Григорьевич / Лит. обработка: Г. Койфман. – Я помню. Воспоминания ветеранов Великой Отечественной Войны. – URL: https://iremember.ru/memoirs/tankisti/kats-leonid-grigorevich/.

[15] ЦАМО. Ф. 33. Оп. 690155. Д. 3982. Л. 24.

[16] ЦАМО. Ф. 33. Оп. 11458. Д. 326. Л. 70; ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 11458. Д. 606. Л. 131–132.

[17] Типпельскирх фон К. История Второй Мировой войны. М., 2001. С. 488.

[18] ЦАМО. Ф. 33. Оп. 793756. Д. 32. Л. 340.

[19] Кривошеев Г.Ф., Андроников В.М., Буриков П.Д., Гуркин В.В. Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание. М., 2010. С. 143.

[20] Шефов Н.А. Битвы России. М., 2002. С. 266.

[21] Приказ Заместителя НКО СССР №0041 от 28.08.1944 г. «О сформировании трех гвардейских танковых училищ и двух учебных танковых бригад» // Сборник приказов НКО и Верховного Главнокомандования о присвоении наименований частям, соеди-нениям и учреждениям Вооруженных сил СССР. Ч. II. 1938–1944 гг. М., 1967.

Прим. 1. В бою 12 мая 1944 г. Михаил Мясников, не имевший своей машины, дейст-вовал на танке гв. лейтенанта Николая Мишина. При этом сам Мишин выполнял обя-занности заряжающего. За мужество и героизм командир танка Н.А. Мишин и стре-лок-радист Л.Г. Кац были награждены орденами Боевого Красного Знамени. Пред-ставление на механика-водителя гв. старшину И.А. Зорина было утеряно в штабах.

Прим. 2. Гвардейское Таманское танковое училище дислоцировалось в г. Кривой Рог; было расформировано в 1947 г.



Обновлен 25 авг 2019. Создан 14 авг 2019



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
LFcOGxo8_udpVJey4NgXM0Vm1fZkP3nw2ocqRNEhjI4